Самое-самое

Только через 10 лет матери удалось найти украденную дочь…

Только через 10 лет матери удалось найти украденную дочь...
Автор Julia

Под Киевом произошел случай, которых в истории бывает один на миллион. Мать нашла свою дочь через 10 лет после того, как ее украли с железнодорожного вокзала в Киеве!

В милиции по нашей просьбе подняли статистику, но не смогли найти аналогичных историй. Правда, родителям пришлось два года доказывать, что это их ребенок.

Украли на вокзале

4-летнюю Олю Менжерес украли на киевском вокзале. «Она была с папой, ехали в село к бабушке и ждали электричку. До прибытия оставалось еще больше часа. Дочь попросила попить водички, и муж пошел в киоск, а ее с сумками оставил. Пока шел, еще ее видел, а потом на минуту отвлекся, чтобы расплатиться, и она пропала. Только сумочка ее маленькая осталась…», — рассказала нам мама Оли, Татьяна Менжерес.

Родители кинулись искать ребенка среди бомжей, цыган, в милиции, но тщетно. Удалось только узнать, что малышку забрала какая-то старушка. «Все эти 10 лет я верила в то, что найду Олечку. И когда собралась ехать в Россию на программу «Жди меня», соседка рассказала, что по интернету смотрела программу «Служба розыска детей». В сюжете из одесского интерната была рыжеволосая девушка, похожая на мою дочь. Я, когда ее увидела, сразу же узнала!» — говорит Татьяна.

Правда, доказывать властям и правоохранителям, что девушка из сюжета именно ее дочь, Татьяне пришлось практически два года. «Оля меня не узнала. Поэтому пришлось делать ДНК-экспертизу за 8 тыс. грн. На то время у меня таких денег не было, одалживала. Потом нужно было менять документы в суде, так как Оля была зарегистрирована под другим именем, как Нина Бурдюжа», — говорит Татьяна.

Заставляли попрошайничать

Сама Оля рассказывает, что у нее была масса имен и фамилий, а Ниной Бурдюжей ее назвала цыганка. «Я не помню, как меня украли, знаю только, что всю жизнь жила с бабушкой в центре Одессы, в подвале высотного дома. Она называла меня Дианой. Потом я сбежала от бабушки, потому что она меня била, и стала жить у цыган. Из них я знала девочку-цыганку, которая предложила меня приютить», — рассказала нам Оля. В Одессе цыгане заставляли девочку попрошайничать на трассе и дали ей новое имя — Нина Бурдюжа. Именно во время «работы» на трассе девочку заметила милиция и определила в приют.

«Из-за того, что она рыжая и совсем не похожа на цыганку, милиция не поверила в историю, что она цыганка Нина Бурдюжа. Да и на допросе Оля начала называть другие имена, например Диана Скляренко, которым ее называла та старушка. Потом рассказала историю, что жила с бабушкой в подвале, мама умерла, а папа — адвокат за рубежом», — говорит мама Оли.

 

Учится спрашивать

Татьяна Менжерес говорит, что Оля сразу же начала называть ее мамой, поладила со своим 24-летним братом и 29-летней сестрой. «Я всегда мечтала о том, чтобы у меня была мама, поэтому очень обрадовалась, когда узнала, что она меня нашла», — сказала нам Оля. Правда, когда девочку привезли домой, в пгт Згуровка, ей пришлось адаптироваться к жизни в семье.

«Самое сложное для меня — научиться спрашивать. Я ведь никогда никого ни о чем не спрашивала, и поэтому мне сложно понять, почему и зачем надо говорить маме, что я иду гулять. Почему я должна приходить в определенное время и всегда отвечать на телефонные звонки», — говорит Оля. Кстати, сейчас девочке 16 лет, она планирует поступать в колледж.

«Мама хочет, чтобы я стала специалистом по туризму или работала в гостиничном бизнесе, а я очень хочу стать певицей. Даже думала пойти на какой-то проект, например, «Х-фактор», — говорит Оля. Кстати, девочка действительно прекрасно поет и играет на фортепьяно, в музыкальную школу ее водила именно та старушка, которая украла на киевском вокзале. А за занятия расплачивались теми деньгами, которые девочка зарабатывала попрошайничеством на улицах Одессы.

Источник

Об авторе

Julia

Оставить комментарий