А знаете почему мы завидуем успешным? Читайте!

29

«Конечно, ей хорошо, она приходит такая вся расфуфыренная, достает из кошелька карточку и начинает за всё и за всех платить. Ей удобно, чужие деньги тратятся легко. Поэтому ей плевать на озвученные суммы, а у меня каждая копейка на счету. Да, я нищеброд, с тремя детьми очень легко скатиться по пирамиде Маслоу до самых примитивных жизненных потребностей. У меня сейчас на кону только пожрать и одеться, все, никаких шагов влево, никаких желаний и пустого баловства. Я, можно сказать, забыла, что я женщина, потому что стала матерью, а этот статус нивелирует все остальные. Я мать, и точка. А ей хорошо, она приходит такая все расфуфыренная…»

Недавно я была слушателем монолога моей бывшей однокурсницы. Это был не просто монолог, а, скорее, жалоба-плач, с прочной основой из ревности-зависти. Я понимала, что ей надо выговориться, и сейчас мои уши для нее чрезвычайно важны. Поэтому я молча предоставила ей себя. Молча, хотя мне было, что сказать. Для начала я просто аккуратно спросила:

— А почему ты вдруг решила, что на ее карточке были чужие деньги, не ее? — Ну, как? У нее есть муж!

— Прости, и что? Наличие мужа не предполагает наличие его денег на твоей карточке.

— У меня предполагает!

— Извини, дорогая, но не все живут так, как ты. Я имею в виду, мы все разные, по-разному подходим к жизни, по-разному решаем вопросы, даже инстинктивные запреты мы все рассматриваем чуть-чуть, но по-другому.

— Окей, у нее есть муж и нету троих детей! Для меня это показатель, — она категорично выдохнула, скорее, для себя, показав, что тема закрыта, и другие аргументы она рассматривать не будет.

Окей, у нее есть муж и нету троих детей. Быть может. Мы в этом не уверены, но другого варианта не предусматриваем. То, что женщина сама может содержать свою семью, даже не имея мужа, воспитывать троих детей и при этом не забывать о себе, такого варианта мы не рассматриваем. Ну, допустим, такое бывает, но в редких исключениях. И то, эти исключения всегда с душком. Потому что, если у нее нет мужа, и она завидно живет, воспитывает детей и хорошо выглядит, значит, она насосала. Таков наш вердикт. И самое брезгливое, что очень часто такой вердикт выносят не мужчины, а мы, женщины. У нас напрочь отсутствует внутривидовая инстинктивная мораль. Напрочь! Внутри вида (в этом случае женского вида) мы готовы перегрызть друг другу глотки, чтобы потом, насладившись чужим падением, открыть ноут и рыдать над елейными постами о женской дружбе, которая на века. Да не бывает той безупречной женской дружбы, не бывает, давайте уже признаемся в этом честно и выдохнем.

Женская дружба и поддержка включается лишь в одном случае – когда есть внешний враг Женская дружба и взаимоподдержка искренне существует только в одном случае: когда у нас есть внешний враг.

Думаю, не стоит говорить, что враг – это мужчина. Тогда мы становимся в ряд и друг за друга горой.

На днях в индийском Варанаси случилось происшествие. Студенты-парни побили студентку. Весь женский кампус во главе с преподавательским составом в лице женщин вышли на протест с требованием свободного и справедливого суда. И пока полиция разбиралась с инцидентом, женщины расходиться не собирались. «Мы хотим, чтобы виновные были наказаны!» — кричали женщины, и им сопереживала все нежная часть Индии.

Когда в ситуацию включается слово «сексизм», нас уже не остановить! В ход идут самые честные, смелые и сострадательные наши качества. Но как только тема сексизма закрыта, все – для себя же мы становимся курицами безмозглыми и коровами. Ну, может, не так жестко и не так низко, но я думаю, что после того, как правосудие восторжествует, девушки перестанут так искренне поддерживать друг друга.

Можете называть это ревностью. Или завистью. Ничего особенного – бытовая эмоция

И еще чуть-чуть про насосала. Я долго думала: почему мы не даем шанса другой женщине самостоятельно стать успешной? Почему мы думаем, что, если нам не удалось перепрыгнуть через забор, значит, и другим не удастся это сделать. А тем, кто смог преодолеть препятствие помогли какие-то внешние силы, не иначе. По-другому ведь не бывает – так думаем мы. Мы же все одинаковые, плюс-минус с одним набором нейронов и синапсов между ними. У нас мозг одинакового размера и веса, так за счет чего она выехала? Насосала, не иначе!

Всему виной старомодность суждений. Мы давно пользуемся современными гаджетами, можем говорить с другом из Австралии и при этом видеть его, мы принимаем новые достижения и с нетерпением ждем полета на Марс. Но со старыми внутренними установками все никак не распрощаемся. Куда мы собрались, на какой Марс, какому искусственному интеллекту мы будем противостоять, если у нас до сих пор женщина находится за мужчиной? Мы отводим себе место чуть пониже. В наших установках так и есть, не спорьте. Мы с интересом смотрим на успешных женщин, значит, для нас это не совсем привычное явление.

Вот отсюда и растут проблемы с внутривидовыми стычками. Объясню по-другому. Вспомним историю и рабов на галере. Все они одинаково ненавидели надсмотрщика, все желали ему смерти. Но стоило последнему применить хитрость и назначить одного из рабов своим помощником, как тут же появлялся новый объект для ненависти. Теперь надсмотрщику не надо было нервничать попусту и переживать за свою жизнь. Грушей для битья становился раб, возведенный в ранг повыше.

Вот вы сейчас наверняка подумаете, что это некорректное сравнение. Ведь мы не рабы, и над нами нет надсмотрщиков. Так и есть, но зависть как основа осталась. Мы по-прежнему завидуем тем, кто выше нас. И оправдывая свою лень или нежелание попробовать что-то новое и развиваться, мы придумываем помощь невидимых сил. Ей кто-то помогает, уверяем мы себя. Иначе, как она добралась до таких высот? Нет, ей определенно кто-то помогает. «Но, у нее никого нет, кто ей может помочь, если она одна?» — въедливо прорывается тихий внутренний голос совести. Как это нет? Мы просто его не видим! Определенно, должен кто-то быть!

Можно закончить этот спич резюме, мол, девочки, давайте перестанем завидовать чужому успеху и будем восхищаться чужим умом. Но только вряд ли это обращение возымеет успех. Каждой из нас нужна какая-то внутренняя Клара Цеткин, которая бы сказала: слушай, ну ты же тоже так можешь, вперед! 

Источник